Добро пожаловать
Вход / Регистрация

Круглый стол Финансового клуба от 27.10, посвященный цифровым правам.

Спасибо! Поделитесь с друзьями!

URL

Вам не понравилось видео. Спасибо за то что поделились своим мнением!

Sorry, only registred users can create playlists.
URL


Добавлено by Admin В Арбитражный процесс
73 Просмотры

Описание

Седьмое заседание Финансового клуба.

Организаторы: Фонд "Центр стратегических разработок", Кафедра гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и Школа права Статут.

Партнер мероприятия: Tomashevskaya & Partners

Руководитель и модератор Башкатов Максим Леонидович

Вопросы для обсуждения

1. Цифровые права: новый объект гражданских прав?

Являются ли цифровые права новым объектом гражданских прав? В чем состоят сущностные отличия цифровых прав от бездокументарных ценных бумаг? Цифровые права – это обязательственные и иные права, учитываемые с помощью распределенного реестра, или это самостоятельное право на обязательственные и иные права? Была ли необходимость вводить новое понятие? Действуют ли в отношение цифровых прав нормы о легитимации, принципе внесения, добросовестном приобретении, имеющиеся в нормах о бездокументарных ценных бумагах?

2. Криптовалюта: подлинная новизна в системе объектов гражданских прав?

Из закона о цифровых правах были изъяты нормы о цифровых деньгах, под которыми понималась криптовалюта (биткоины и т. п.). Чем является криптовалюта сегодня? Решает ли правовой режим иного имущества все насущные проблемы, или имеет смысл распространить на криптовалюты вещно-правовой режим? Возможно ли добросовестное приобретение криптовалют? Является ли обязательство по уплате криптовалют денежным: проблемы квалификации договоров по покупке и продаже, договора займа криптовалют, применения норм о денежных обязательствах (астрент и т. д.).

3. Смарт-контракты: особый механизм исполнения обязательства, не влияющий на правовую природу?

Нужно ли было регулирование смарт-контракта и обладает ли он особой правовой сущностью? Исполнение смарт-контракта: имеет ли специфику то, что смарт-контракт исполняется автоматически и без отдельного последующего выражения воли на исполнение? Смарт-контракт: это договор, написанный естественный языком, и исполняемый автоматически или договор на языке программного кода? Могут ли стороны предусмотреть, что для толкования их волеизъявлений имеет значение лишь программный код? Может ли смарт-контракт заменить эскроу?

К участию приглашены:

Сергей Сарбаш, д.ю.н., судья Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в отставке;

Антон Асосков, д.ю.н. профессор юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, профессор Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации

Александр Савельев, к.ю.н., юрист компании IBM (Россия/СНГ), старший научный сотрудник НИУ ВШЭ, член Консультативного совета при Роскомнадзоре;

Мария Ерохова, к.ю.н., заведующая кафедрой гражданского и арбитражного процесса МВШСЭН, LLM, адвокат;

Артем Толкачев, основатель блокчейн-интегратора Sputnik DLT;

Анна Сироткина, к.ю.н., заведующая кафедрой коммерческого права и процесса Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации;

Михаил Жужжалов, юрист Deloitte Legal;

Елена Авакян, советник Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»;

представители профессионального и научного сообщества.

Написать комментарий

Комментарии

Комментариев нет.
RSS